• RSS

пятница, 31 декабря 2010 г.

Russian most popular New Year movie - The Irony of Fate, or Enjoy Your Bath!

The Irony of Fate, or Enjoy Your Bath! DVD cover


The Irony of Fate, or Enjoy Your Bath! (Russian: Ирония судьбы, или С лёгким паром!Ironiya sudby, ili S lyogkim parom!) is a Soviet comedy-drama directed by Eldar Ryazanov as a made-for-TV movie.
Simultaneously a screwball comedy and a love story tinged with sadness, the film is traditionally broadcast in Russia and some other former Soviet republics and satellite states every New Year's Day. It is as fondly viewed every year as is the American films It’s a Wonderful Life and Home Alone during the Christmas holidays. Many memorable quotes from the film have become catch phrases in the Russian language.


Plot summary
A group of old friends have a tradition of going to a public bathing house on New Years eve. Occasionally too much vodka and beer makes two of them unconscious. The problem is that one of them (Sasha) has to go to Leningrad but another one (Zhenya) goes. Zhenya wakes up at Leningrad airport. Believing that he is still in Moscow he takes a taxi and goes home. The street name, building and even apartment number, the way an apartment complex looks the same and the key coincide completely - just typical Soviet-type 'economy' architecture. Imagine the surprise of Nadya when she enters her apartment and finds a man without trousers in her bed. What's more - Nadya's fiancé also finds him there.
The movie starts with an animated prologue. The rest of the film a live-action.


Watch full movie online with English subtitles
The Irony of Fate, or Enjoy Your Bath! Part 1





The Irony of Fate, or Enjoy Your Bath! Part 2





Trivia
  • The term "Irony of Fate" refers to Fate toying with the lives of mortals. The second title, "S lyogkim parom!" (literally something like "With light steam!") is an idiomatic expression used to compliment somebody who has just come out of the shower, the banya, or the bathtub ("lyogkiy par" translates to "light steam" or "easy steam").
  • Oleg Basilashvili was originally cast in the role of Ippolit, but the death of his father prevented him from finishing the film . He was replaced by Yuri Yakovlev. Basilashvili's face, however, is still seen on the photo of Ippolit that Nadya retrieves from the snow.
  • The score to the film was composed by Mikael Tariverdiev, and includes both orchestral background music and songs in the "author's song" style, sung by several of the characters. The strikingly melancholy lyrics of these songs were written by some of Russia's greatest twentieth-century poets: Boris Pasternak, Marina Tsvetayeva, and Bella Akhmadulina. The singing voices of the characters were dubbed by the (now well-known) vocalists Sergey Nikitin and Alla Pugacheva.
  • Many street names, such as Red October Street, Leninskaya, etc., are/were common to various Soviet and now Russian cities. Zhenya's and Nadya's 3rd Builders' Street falls into this category. In Soviet times buildings were prefabricated in factories. Thus many buildings were identical in facade, layout, and even the locks on the doors. Many houses look identical, and even apartments look very much the same from the inside. For example, nobody had to ask for directions to the lavatory, because it is typically next to the kitchen.
  • The director, Eldar Ryazanov, cast the Polish actress, Barbara Brylska, as Nadya. As she spoke Russian with a pronounced accent, her speech was dubbed by actress Valentina Talyzina, who appears in a small part as Nadya's friend along with Liya Akhedzhakova.
  • Barbara Brylska's acting in a Russian film when Russian-Polish tensions were high caused her to have to flee her native country due to receiving death threats after the film's release.


Quotes

  • — 3-я улица Строителей, дом 25, квартира 12, 4 этаж.
     — Хоть пятый!
  •  — А куда вы подевали мою люстру?
     — Отвезла в комиссионку!
     — Зачем?!
  •  — Ах, какая жалость! Ах, какие мелкие кусочки!
  •  — Внимание! Родился нежный и лирический тост.
  •  — Всем нельзя, всем надо Новый Год встречать.
  •  — Где мой пиджак? Пиджак где?
     — Откуда я знаю?
     — Где я его повесил, серый в ёлочку, из Мосторга… Во-о-от он, мой пиджачок… [поднимает пиджак с пола], висит…
  •  — Да и бельишко у Вас, как я успел заметить, не по сезону. Схватите воспаление лёгких и ага.
     — Что «ага»?
     — Летальный исход.
     — А у вас ботиночки на тонкой подошве, так что умрём рядом.
  •  — Если мы будем продвигаться такими темпами, то лично я на аэродром не попадаю.
  •  — И в худшем случае я встречу Новый год в этом кресле.
     — А в лучшем?
     — Тоже в кресле, только в воздухе.
  •  — И даже после этого я не Ипполит!
  •  — А-а-а! Так здесь ещё и Павлик есть! Так, где Павлик?
  •  — Ипполи-и-т! Нет никакого Ипполита!
  •  — Ипполит, ну какой Вы тупой!
  •  — Ну? Иди, открывай. Это наверняка Ипполит. Что-то его давно не было.
  •  — Какая гадость, какая гадость эта ваша заливная рыба…
  •  — Как скучно мы живём! В нас пропал дух авантюризма, мы перестали лазить в окна к любимым женщинам, мы перестали делать большие хорошие глупости.
  •  — Как я мог ошибиться, я же никогда не пьянею.
  •  — Галечка сейчас в Москве, а я на полу в Ленинграде.
  •  — Москва, деточка, Москва, столи-и-и-и-и-ца!
  •  — Я приду, но с милиционером!
     — Приводи всё отделение!
  •  — Вот кто бы ни был — убью и всё!
  •  — Куда вы меня несёте?
     — Навстречу твоему счастью.
  •  — Хорошо, что мы его помыли.
  •  — Мы не будем полагаться на случай. Мы пойдём простым логическим ходом.
     — Пойдём вместе.
  •  — Нашлись добрые люди… Подогрели, обобрали. То есть подобрали, обогрели…
  •  — Ну хорошо, предположим, вы не помните, как попали в самолёт. Но как вы вышли оттуда, вы должны были помнить?!
     — П-помнить д-должен… но я не п-помню…
  •  — Ну что вы меня все время роняете?!
  •  — О-о, тёпленькая пошла![1]
  •  — Ты мне руку сломаешь!
     — Сам сломаю, сам и починю.
  •  — Ага! Он уже бреется моей бритвой!
  •  — Пить надо меньше, надо меньше пить, пить меньше надо…
  •  — Ипполит! Стойте! Я не знаю Вашего отчества!
  •  — Поёте вы действительно здорово, а вот готовить вы не умеете.
  •  — Душевно так, душевно: Под крылом самолёта о чём-то поёт зелёное море тайги…
  •  — Понимаете, каждый год 31 декабря мы с друзьями ходим в баню. Это у нас такая традиция…
  •  — Вот представьте. Я просыпаюсь в своей квартире, и тут на меня поливает из чайника какая-то женщина!
  •  — Потому что я никогда не пьянею!
  •  — Ой, о-ой! Какие люди… Ну-ка, ты меня не боишься… О-о-ой! Руку! Руку! Так! Только после вас! Ну, поехали, да-да. Заходи в гости ко мне, квартира 12 у меня.
  •  — Дай, Джим, на счастье лапу мне, давай. Не даёт? С наступающим тебя…
  •  — Собаки ходят… тут…
  •  — Потрите мне спинку, пожалуйста!
  •  — Не-е-т! Это не дом, это проходной двор какой-то!
  •  — Споко-о-ойно, Ипполит, спокойно.
  •  — Утро-о-о туманное-е-е…
     — Я ухожу!
     — Скатертью дорога! Скатертью-у-у-у дорога-а-а…
     — Я вернусь, но уже с милиционером!
     — Приводи всё отделение! Приводи-и-и всё-о-о отделение-е-е ми… ли… ци-и-ионе-е-еров…
  •  — Как твоя фамилия?
     — Шевелёва.
     — Мы Шевелёвы, товарищи!
  •  — Так кто из нас летит в Ленинград?
  •  — Смотри, Надежда, чтобы к моему приходу не завёлся тут кто-нибудь третий.
     — Не волнуйтесь, этого уж я не допущу.
  •  — У меня там ценный веник!
  •  — У тебя поразительная память.
     — Сейчас не об этом.
  •  — Что вы делали в самолёте?
     — В самолёте я летел… Спя…
  •  — Что это мокрое? Обалдели? С ума посходили все что ли… Это же я вам… не клумба…
  •  — Э то вот не рыба, не заливная рыба… хрену к ней не хватает.
  •  — Это вы Ипполита окатили? Он сейчас шел весь мокрый!
     — Это он мокрый от слёз…
  •  — У неё удивительное имя… Надя.
     — Главное — редкое.
  •  — Пойди, подними Ипполита!
     — И не подумаю!
  •  — Ребя-ата, а это я ломаю дверь!
  •  — А от меня ты тоже убежишь?
     — Нет. От тебя не убежишь.
  •  — Ты — бабник.
  •  — Мы в бане пили за что? За Лукашина…
  •  — Железная логика.
     — Железная логика. [пожимают друг другу руки]
  •  — Ну что вы меня толкаете? Толкачи какие-то…
  •  — Не мелочись, Наденька…
  •  — Всё, иди в баню!
  •  — Ну скажи что-нибудь, ты же у нас самый сообразительный.
     — Я могу сказать только, что один из них Женя.
  •  — Хорошие у тебя подруги.
  •  — Мама-а!
     — Мама ушла!
     — Чья мама ушла?
     — По счастью, у нас с вами разные мамы…
     — И они, мамы, обе ушли?
  •  — Я не забулдыга, я доктор!
  • [звонок в дверь московской квартиры, идентичный ленинградскому]
     — Как, и здесь начинается то же самое?
     — Надеюсь, это не Ипполит.
  •  — Такие, как Вы, всегда правы, во всём, потому что живёте как положено, как предписано, но в этом и Ваша слабость — Вы не способны на безумство, Великое Вам не по плечу, а жизнь нельзя подогнать под вымеренную схему…


Примечания

  1. ↑ В этот момент на Мосфильме действительно включили горячую воду. До этого Юрий Яковлев стоял под ледяной.

Sources: wikiimdb


Notes: Top ten traditions no winter holiday season in Russia goes without

0 коммент.:

Отправить комментарий

Related Posts with Thumbnails